Пленники географии
10 карт, которые сообщат вам всё, что нужно знать о мировой политике
Эта книга уже давно готовится к изданию в РФ издательством «Синдбад». Летом случился полу-скандал с другой переведенной им книгой о геополитике – «21 урок для XXI века» Юваля Ноя Харари. В этой о России, естественно, речь тоже идет. В какой форме всё это будет переведено не знаю, но в любом случае я решил представить вам выдержек, касающихся России. В книге 10 глав, посвящённых разл. странам и регионам. Открывается она как раз нашей страной. Из неё будет большинство цитат, а потом приведу ещё из глав о США, Китае и ЕС.
Тренд на объяснение текущего положения вещей наличествующими географическими и биологическими факторами запустил Дж. Даймонд своими "Ружьями, микробами и сталью". Относительно недавно тему продолжил Р. Каплан в "Месть географии. Что могут рассказать географические карты о грядущих конфликтах и битве против неизбежного". С какой колокольни Маршалл писал утверждать не берусь, но по многим вопросам, живо волнующим россиян, он часто давал оценки в ключе, могущем им понравиться. Итак, почему геоположение влияет на прошлое и настоящее страны (или целого континента)? Говорит Маршалл:
«Ландшафт заключает порабощает своих правителей, давая им меньше выбора и меньше возможностей для маневра, чем вымогли бы подумать.

Территория, на которой мы живем, всегда влияла на нас. Она определяла характер войн, власть, политику и социальное развитие народов, которые сейчас населяют почти все концы Земли.

В целом нет ни одного географического фактора, который был бы более важен, чем любой другой. Горы не важнее пустынь, а реки джунглей. В разных частях планеты различные географические особенности являются доминирующими факторами, определяющие то, что люди могут и не могут сделать.

... климат, демография, культурные регионы, и доступ к природным ресурсам. Эти факторы могут оказывать существенное влияние на многие аспекты нашей цивилизации, от политической и военной стратегии до социального развития человечества, включая язык, торговлю и религию."

"В России мы видим влияние Арктики и то, как она ограничивает способность России быть по-настоящему глобальной державой. В Китае мы видим ограниченность глобального влияния ввиду отсутствия [пока ещё] глобального флота. Глава, посвященная Соединенным Штатам, иллюстрирует, как мудрые решения о расширении своей территории в ключевых регионах позволили им достичь своей современной позиции сверхдержавы у двух океанов. Европа показывает нам ценность равнин и судоходных рек в соединении регионов и создании культуры, способной дать толчок современному миру, в то время как Африка является ярким примером последствий изоляции.

Глава, посвященная Ближнему Востоку, показывает, почему нанесение линий на карты, игнорируя топографию и, что не менее важно, географические культуры в данной области, является рецептом для неприятностей. Мы будем продолжать наблюдать эту беду и в этом столетии. Та же тема выходит на поверхность в главах, посвященных Африке и Индии/Пакистану. Колониальные державы использовали чернила, чтобы провести линии, которые не имели никакого отношения к физическим реалиям региона, и создали одни из самых искусственных границ, которые видел мир. На Ближнем Востоке сейчас предпринимается попытка перерисовать их кровью.

Очень сильно отличаются от примеров Косово или Сирии Япония и Корея, поскольку они в основном этнически однородны. Но у них есть и другие проблемы: Япония-островное государство, лишенное природных ресурсов, в то время как разделение Кореи-это проблема, которая все еще ждет своего решения. Между тем Латинская Америка-это аномалия. На своем крайнем юге она настолько отрезана от внешнего мира, что глобальная торговля затруднена, а ее внутренняя география является препятствием для создания торгового блока, столь же успешного, как ЕС.

Наконец, мы подходим к одному из самых необитаемых мест на земле—Арктике. На протяжении большей части истории люди игнорировали его, но в двадцатом веке мы нашли там энергию, и дипломатия двадцать первого века определит, кто владеет-и продает-этот ресурс."

Иллюстрация из детской адаптации книги Маршалла для взрослых
Теперь, собственно, о России:
· "Эту раннюю Россию, известную как Великое княжество Московское, защищать было практически невозможно.

· Появляется Иван Грозный, первый царь. Он воплотил в жизнь концепцию атаки как защиты, т. е., начать свою экспансию, сперва консолидация на внутренней арене, а затем движение вовне. Это привело к величию.

· ...Россия не является азиатской державой по многим причинам.

· Этот недостаток незамерзающего порта с прямым доступом к океанам всегда был ахиллесовой пятой России, и делом настолько же стратегически важным для нее как Североевропейская равнина. Россия находится в географически неблагоприятном положении. Не обеднела она только только из-за своих нефти и газа. Неудивительно, что в своем завещании 1725 года Петр I советовал своим потомкам «приблизиться как можно ближе к Константинополю и Индии. Тот, кто правит там, будет истинным властелином мира».

· Антироссийские фракции, некоторые из которых были прозападными, а некоторые профашистами, захватили власть [на Украине]. С этого момента жребий был брошен. У президента Путина не было особого выбора - он должен был аннексировать Крым, в котором находились не только многочисленные русскоязычные украинцы, но и исключительно важный порт Севастополь.

· Еще одна стратегическая проблема заключается в том, что в случае войны российский флот не может выбраться из Балтийского моря из-за пролива Скагеррак, который соединяет его с Северным морем.

· Присоединив Крым, русские не теряя времени. В качестве противодействия этому в следующем десятилетии мы можем ожидать увидеть, что США поощряют своего партнера по НАТО Румынию увеличить свой флот в Черном море, одновременно опираясь на Турцию, чтобы провести удерживать оборону по Босфору.

· Вы могли бы сказать, что у президента Путина был выбор: он мог бы уважать территориальную целостность Украины. Но, учитывая, что он имел дело с конкретной географией, которую Бог дал России, такой вариант был нереальным. Он бы не стал человеком, который «потерял Крым», а вместе с ним был единственный cущественный незамерзающий порт, к которому имела доступ его страна.

· Гораздо менее болезненно и дешевле поощрять беспорядки на восточных границах Украины и напоминать Киеву, кто контролирует поставки энергии, чтобы его, Киева, увлечение кокетливым Западом не претворилось в брак, заключенный в палатах ЕС или НАТО.· Россия продолжит продвигать свои интересы в странах Балтии

· Зачем русским Молдова? Т.к. Карпаты изгибаются вокруг юго-запада, превращаясь в Трансильванские Альпы, на юго-востоке лежит равнина, простирающаяся до Черного моря. Эта равнина также может рассматриваться как удобный коридор в Россию и точно так же, как русские предпочли бы контролировать Североевропейскую равнину в ее узкой точке, т.е. Польшу, так же они хотели бы контролировать равнину у Черного моря, также известную как Молдова.

· Российское военное продвижение в Молдову маловероятно, но Кремль может попытаться и пытается использовать свои экономические мускулы и нестабильную ситуацию в Приднестровье, чтобы попытаться повлиять на правительство Молдовы не вступать в ЕС или НАТО.

· От Великого княжества Московского, через Петра Великого, Сталина и до Путина, каждый российский лидер сталкивается с теми же проблемами. Не важно является ли идеология власть придержащих царизмом, коммунизмом или плутократическим капитализмом - порты всё еще замерзают, а Североевропейская равнина по-прежнему плоская. Если стереть границы национальных государств, то карта, с которой столкнулся Иван Грозный, та же самая, как и та, с которой имеет дело Владимир Путин сегодня.»

Китай:
"Можно ожидать масштабной миграции с юга на север, что в свою очередь даст Китаю больше рычагов в отношениях с Россией. С военной точки зрения лучше всего было бы пересечь границу вблизи российского тихоокеанского порта Владивосток, но для этого есть мало причин и на сегодня нет таких намерений."

"[текущие проблемы] загнали Россию в массовые экономические сделки с Китаем на условиях, выгодных китайцам. [Давить её в ближайшее время смысла нет - она сама всё приносит]"
США:
Теперь остаются только три места, откуда может исходить вызов американской гегемонии: единая Европа, Россия и Китай. Все станут сильнее, но двое достигнут своего предела."

"Недавний отпор путинской России - это заноза в боку Америки, но не серьезная угроза ее доминированию. Когда президент Обама в 2014 году назвал Россию "не более чем региональной державой", он, возможно, был излишне провокационным, но он не ошибся. Решетки российской географической тюрьмы, как видно из первой главы, все еще на месте: им все еще не хватает тепловодного порта с выходом на глобальные морские пути и все еще не хватает военного потенциала в военное время, чтобы достичь Атлантики через Балтийское и Северное моря или Черное море и Средиземное море.

Соединенные Штаты частично стояли за сменой правительства в Украине в 2014 году. Они хотели расширить демократию в мире, и хотели вырвать Украину из российского влияния и таким образом ослабить президента Путина. Вашингтон знает, что в течение последнего десятилетия, когда Америка отвлеклась на Ирак и Афганистан, русские воспользовались преимуществом там, что они называют своим "ближним зарубежьем", восстановив прочную опору в таких местах, как Казахстан, и захватив территорию в Грузии. Запоздало и несколько нерешительно американцы пытаются отбросить назад российские завоевания."
О ЕС достойного внимания мало, разве что по касательной:
"...французы... успешно помогли связать Германию внутри ЕС, только чтобы обнаружить, что после воссоединения Германии они стали младшим партнером в двухмоторном двигателе, которым они надеялись управлять. Это создает проблему, которую Париж, по-видимому, не в состоянии решить. Если он не смирится с тем, что Берлин рулит Европой, он рискует еще больше ослабить союз. Но если он примет немецкое лидерство, то его собственная мощь уменьшится.

Франция способна на независимую внешнюю политику—действительно, с ее силой ядерного сдерживания, ее заморскими территориями и ее вооруженными силами, поддержанными авианосцами, она делает именно это,–но она действует безопасно, зная, что ее восточный фланг безопасен, и она может позволить себе поднять глаза к горизонту.

И Франция, и Германия в настоящее время работают над тем, чтобы сохранить Союз вместе, и обсуждают различные способы объединения себя в рамках еврозоны: теперь они видят друг в друге естественных партнеров. Но только у Германии есть план Б - Россия."
Больше нонфикшна на канале KNIGSOVET в Telegram
Made on
Tilda