Приоткрываем завесу в мир глобального цветочного бизнеса
Flower Confidential: The Good, the Bad, and the Beautiful in the Business of Flowers. Amy Stewart
«Розы ещё не до конца расцвели здесь – на самом деле, их вообще тут мало. Изо всех питомников и ото всех цветоводов мы смогли лишь еле-еле набрать ту тысячу, что и послали вам . . . даже, сорвав все те, что не следовало бы трогать до завтра. У нас есть столько нарциссов, сколько вы хотели, так что вместо двух тысяч, которые вы просили, мы отправили четыре».
Этот банальный отрывок из деловой переписки мог быть написан на прошлой неделе, но в реальности он был начертан на папирусе в Римской империи и относится ко времени незадолго до рождения Христа.

Время от времени я натыкаюсь на прекрасные и познавательные книги, которые ещё, к сожалению, не изданы у нас. А, может, и не будут изданы никогда. Книга, о которой я сейчас расскажу, вероятно, тоже имеет определённый срок употребления, так как в ней даётся срез ситуации где-то 12-летней давности, так что кое-какие цифры наверняка уже устарели. Хотя пропорции, наверное, остались теми же. Но в любом случае, пусть данные в ней и не 100% актуальны, пойдите поищите что-то сопоставимое с масштабом раскрытия этой темы на сегодня. Не найдёте. А тема между прочим архиинтересная: как устроен мировой рынок торговли цветами (срезанными).
Женщины о мире цветов, как правило, более осведомлены, мы же мужчины, в основном, соприкасаемся с ним строго по уважительным причинам (надо купить букет к дате, годовщине, свиданию, визиту и не дай бог похоронам), и запоминание слова гербера у нас уже считается серьёзным подвигом. Пионы от астр мы слабо отличаем, и вообще вряд ли вспомним более 10 имён цветов (полевые не в счёт). Тем не менее, и женщины, скорее всего, знают об индустрии цветов ничтожно мало (если только они не флористы, или не работают на московских цветочных развалах, типа Киевского или Рижского вокзалов или их эквивалентах в других городах). Эта книга последовательно приоткрывает завесу надо всем этим миром красок и запахов: какие цветы и какие их сорта самые популярные; как они появились; почему цветочным королевством правит Голландия; где цветы выращивают, куда они отправляются; история и современность цветочных магазинов и ещё 1000 вопросов и подробностей раскрываются в лёгкой (но не поверхностной!) манере Эми Стюарт, которая очень известна своими оригинальными научно-популярными книгами, посвящёнными, в основном, миру природы. Сама она любит копаться в земле, и потому её работы пронизаны неподдельным энтузиазмом. Ей принадлежат книги об истории огородов, о выдающихся достижениях дождевых червей, о вредоносных растениях, о назойливых насекомых, и наконец, о растениях, из которых делаются самые классные напитки по всему миру. Поверьте, читается это куда увлекательней, чем я тут расписал. У неё масса призов и читатели просто сходят с ума от того, что кто-то смог ТАК рассказать им о казалось бы непримечательных темах.
Эми Стюарт
Здесь я вкратце расскажу о книге, приведу несколько запомнившихся цитат и отрывков, но всё равно это не замена книге. Структурно она состоит из трёх разделов, посвящённых выведению цветов, в т.ч. новых сортов; выращиванию, в т.ч. истории распространения видов цветов по миру; продаже (нюансы различных стран и рынков, место голландских аукционов, мода на цветы и их оттенки, поведение покупателей, каналы распространения, рекламные войны и просто история и современность цветочных магазинов). В заключении даются советы по уходу за цветами. Вообще эти инсайты по сохранению жизни цветов (при транспортировке и затем в вазе) пронизывают всю книгу, потому что это, не считая собственно продажи, основная задача всей этой глобальной махины, благодаря которой розы, росшие в понедельник в Эквадоре, оказываются в пятницу в вашем цветочном (это, конечно, если он хороший ;).

1. Выведение.

Компании, выводящие цветы, вкладывают огромные деньги в получение улучшенных цветов: таких, которые дольше живут в вазе, которые не роняют лепестков и не рассыпают пыльцы, которые соответствуют вкусам выходящих замуж осенью или покупателей супермаркетов. Любопытно, но скромные петунии служат лабораторными крысами для экспериментов со свойствами цветов. С их геномом проворачиваются самые смелые опыты.

Одним из ключевых компромиссов при реинжиниринге цветка, отвечающего запросам рынка, является потеря запаха. Производство аромата использует значительное количество ресурсов цветка, таким образом, укорачивая его жизнь. Это один из самых недавних парадоксов, с которым должны бороться производители: если вы желаете розу, пахнущую розой, то она умрёт в течение нескольких дней.

Кошмаром индустрии является этилен. Этилен – это (фито)гормон растений. Фитогормоны регулируют многие процессы жизнедеятельности растений: прорастание семян, рост, дифференциацию тканей и органов, цветение, созревание плодов, среди прочего отвечает за опадание иголок у хвойных и т. п.

Продавцы и производители (равно как и транспортировщики) цветом боятся этилена, как чёрт ладана, и стараются радикально снизить контакт срезанных растений с ним, ибо он посылает им сигнал «УМИРАЙ». Многие овощи и фрукты особенно щедро его испускают, поэтому цветы, находящиеся поблизости, чахнут на глазах. Профессионалы просто скрежещут зубами, когда видят, что в супермаркетах ряды с цветами располагают рядом с прочей растительной едой. Поиск решений для борьбы с этой проблемой — серьёзный бизнес: до 30% потерь цветоводства происходит из-за повреждений, причинённых этиленом.
Лилии «Старгейзер»
Истории выведения новых коммерчески востребованных сортов в книге прекрасно иллюстрируются. Вообще, она открывается историей Лезли Вудриффа и лилии «Старгейзер» («Звездочёт»). На своём занюханном заднем дворе-теплице, он умудрился вывести сорт, совершивший революцию: он вывел лилии, которые не никли к земле, но гордо смотрели в небо (отсюда название). Приехавшие голландцы быстро взяли новый сорт в оборот, и теперь это самые распространённые лилии на земле.

История Лезли и его лилии служит иллюстрацией навязчивых идей, обуревающих цветоводов и маркетологов – создание невероятного цветка. Сюда же можно отнести синюю розу, усилия по созданию которой 10 лет назад в момент написания книги еще не увенчавшиеся успехом, но сейчас, похоже, принесшие плоды.

100 лет назад фиалки были занимали четвёртое место по популярности после роз, гвоздик и хризантем, но теперь их потеснили другие. Одни из самых популярных цветов в мире, гвоздики и хризантемы, стали такими распространёнными не благодаря тому, что публике понравились эти конкретные растения, но потому что цветоводы придумали, как выращивать их круглый год.

Двое учёных из Министерства сельского хозяйства США Гарнер и Аллард пытались перекрёстно опылить зимнецветущий табак пыльцой табака, дающего цветы летом, но никак не могли добиться того, чтобы цветение происходило одновременно. Наконец, они предположили, что развитие цветов может быть связано с количеством светочасов, полученных растениями. Не казалось логичным, что растение можно заставить цвести укорачивая, а не удлиняя его световой день, но это было похоже на зимние условия, и потому такой опыт заслуживал попытки. И конечно, лишь только они поставили навес над зимнецветущим табаком для имитации зимнего дня с его восьмью часами дневного света, цветы распустились. Учёные назвали этот феномен «фотопериодом».

Со временем их работа была использована для широкой системы классификации, делящей растения на короткого дня, длинного дня и не реагирующие на длину дня виды. Растение короткого дня, как хризантема, зацветет, только если длина дня короче тринадцати часов. Цветы растения длинного дня, такого как гипсофила, раскроются, когда длина дня больше четырнадцати часов. А цветы растений нейтрального дня, включая подсолнухи и астры, не особо зависят от продолжительности дня вообще.

Учёные, работавшие после Гарнера и Алларда, сделали другое потрясающее открытие: цветение на самом деле не определялось не столько продолжительностью светового дня сколько длиной ночи. Другим словами, именно период темноты на самом деле регулирует цветение.

Понимание важности темноты позволило цветоводам приобрести важный инструмент. Теперь они могли, например, времена затемнять оранжереи летом, когда был велик риск того, что хризантемы могут распуститься ранее, чем поступят крупные заказы по случаю осенних праздников. Укутывания черной материей стёкол всего лишь на несколько часов в день было достаточно, чтобы притормозить их. Зимой, когда требуется убедить цветы, любящие деньки подольше, что их любимые времена наступили, сон растений могут прерывать установкой светильников в оранжереях, включающихся на 5-10 минут каждый час ночью. Этих кратковременных перерывов во тьме достаточно, чтобы одурачить цветы, и они стали думать, что ночи стали достаточно короткими для начала цветения. Понимание фотопериода (длины светового дня) проложило дорогу целому ряду открытий о том, как цветут цветы. Цветоводы уже знают, что некоторым растениям, например, тюльпанам, требуется холодная зима, чтобы зацвести. Но этот процесс, известный как яровизация (vernalization), понимался не до конца хорошо до тех пор, пока учёные не принялись за тщательно контролируемые опыты в оранжереях. К середине 1950х учёные стали делать перечни цветов и точные периоды охлаждения, требуемые каждым из них. Голландцы довели процесс до автоматизма, настроив контроль температуры так, что цветы зацветают именно в тот момент, когда необходимо. Другими словами, неважно воздействию какой температуры подвергались цветы, но именно разница в градусах между днём и ночью оказывала влияние на длину стеблей и некоторые другие факторы.

Селекционеры часто выводят цветы бесплодными в целях допзащиты своего патента. Цветы выращивают буквально в тепличных условиях: стекло защищает их от дождя, т.к. считается, что полив сверху вызывает болезни, а капли воды на листьях могут усиливать силу солнечных лучей, вызывая ожоги.

2. Выращивание.
Ещё замечу, что если вы знаете английский, то чтение в оригинале расширит ваше знание названий цветов на языке Шекспира. Некоторые цветы по-английски звучат весьма оригинально: гипсофила – «дыхание ребёнка» (baby's breath), кардиоспермум – «любовь-в-облачке» (love-in-the-puff), а дицентра великолепная – «кровоточащие сердца» (bleeding hearts). Ниже в порядке упоминания:
Другим бонусом книги является знакомство с интересными и красивыми сортами цветов, ставшими знаковыми среди заводчиков. Особенно это касается гербер и роз. Популярнейшие в России бордовые Grand Prix открывают галлерею снизу (верхний левый угол). Затем от них по часовой стрелке: Esperance, Cherry Brandy, Limbo, Red Intuition, Circus, Black Baccara и Latin Lady.
Голландцы доминируют в цветочном бизнесе со спокойной уверенностью, проистекающей от знакомства с делом (практически национальным хобби) на протяжение последних четырёхсот лет. Хотя собственно выращивание цветов постепенно в течение столетия покидало Нидерланды — сперва в США, а потом в страны вдоль экватора — голландцы по-прежнему экспортируют новые виды, техники выращивания и тепличные технологии. Они также контролируют патенты на многие виды, выращиваемые по всему свету и устанавливают мировые цены через свои аукционы. Делая пересадку в аэропорте какой-нибудь экзотической страны обратите внимание, есть ли там прямой рейс KLM из Амстердама. Если да, то скорей всего государство активно производит цветы (хотя и версию о наличии интересов Shell'а сбрасывать со счетов тоже не стоит).

Голландская аукционная система служит мировым рынком для срезанных цветов; более половины международной торговли цветами происходит на таких аукционах. Гербера сейчас четвёртый по популярности цветок, продающийся на голландском аукционе, вслед за розами, тюльпанами и хризантемами.
Герберы цвета шартрёз
Голландская компания Terra Nigra мировой лидер продаж гербер с долей 30%. Её каталог насчитывает 209 сортов гербер. Основная надежда производителей гербер – это создать какой-нибудь хитовый цвет. В момент написания книги все усилия были положены на выведения растения цвета шартрёз. Сейчас, похоже, этого добились. Для роз таким «Граалем» является синий. Отдельного упоминания удостоился и бизнес раскрашенных и подкрашенных цветов. Компания Multi Color считает татуирование бутонов роз фразами наподобие «Выходи за меня» перспективным направлением.
Помимо TerraNigra вы также познакомитесь с прочими крупными именами, стоящими за производством и дистрибуцией цветов: Sun Valley (США), Florimex, выставка Agriflor в столице Эквадоре Кито –самая большая отраслевая выставка Латинской Америки, чередующаяся каждый год с проводимой колумбийскими конкурентами. А Florimex продаёт цветов на 500 млн евро в год. Компания закупает цветы в 50 странах по всему свету и продаёт на всех возможных рынках от ритейлера-гиганта ИКЕЯ до онлайнового магазина цветов Марты Стюарт и флориста манхэттенского отеля Waldorf-Astoria. Закупщики Florimexочень активны на голландском аукционе, а продавцы, говорят по телефонам на дикой смеси голландского, немецкого, английского, испанского, русского и японского, продавая купленные цветы, как только их снимают с лота, зарабатывая компании 15% комиссию в процессе.

Но вернёмся в Голландию. Все цветочные рынки мира смотрят за голландским аукционом, служащим своего рода двигателем торговли, устанавливающим цены и стандарты на весь земной шар. Целых 20% срезанных цветов, продающихся в мире, продаётся на этой самой точке, и почти половина мировых поставок срезанных цветов проходит через голландскую аукционную систему. 19 млн. цветов проходят здесь каждый день.
Система заточена на скорость. В пяти аукционных залах, содержащих 13 часов и 19 млн. цветов и растений, поступающих с утра, сложно представить, что к вечеру всё будет продано. Низкокачественные и неподходящие цветы обычно уходят голландским уличным продавцам, которые продадут их по минимальным ценам. Менее 1% цветов не найдёт себе покупателя. Это может показаться мелочью, пока не поймёшь, что это составляет чуть меньше 100 000 штук в день, т.е. достаточно для сотни свадеб. Их разрезают и отправляют компании, которая обратит их в компост (издержки, которые падают на неудачливого производителя). Аукцион заканчивается, когда цветы, приготовленные на сегодня, были продемонстрированы перед часами. Торги начинаются в 6:30 утра и заканчиваются к 10 или 11 утра. К полудню всё место вымирает.
С точки зрения цены, понедельник самый низкий день, и посреди недели тоже существует «долина», а пятница самый дорогой день. Всему миру требуется купить цветы в пятницу, чтобы начать неделю. И если в пятницу цены падают, это знак того, что часов образовалось слишком много цветов. «Летние месяцы особенно тяжелы — любят говорить производители, «Когда на пляжах девушки, никто не хочет глядеть на цветочки» — не смотря на то, что цветоводы получают одни из самых лучших своих цветов в это время, благодаря длинным, тёплым дням».
Вообще, у этого бизнеса есть только пять месяцев в году — сезон, длящийся примерно от Рождества до Пасхи или Дня Матери — чтобы компенсировать дисбаланс, вызываемый летним перепроизводством и общим падением спроса.

Работая над книгой, автор много путешествовала по миру, встречаясь с экспертами и профессионалами цветочного бизнеса. Посетила она и Эквадор. Цветочные фермы стали доминировать в экспорте в этой маленькой стране, постепенно становясь третьей отраслью по важности после нефти и бананов. Местный житель рассказывал Эми, что цветочные фермы производят предметы роскоши, которые не идут на пользу местным так, как если бы они вместо них выращивали бобы или молочный скот, что, по крайней мере, дало бы хоть какую-то еду на тарелки. Они используют такие важные ресурсы как воду или плодородные земли. Не только рабочие цветочной отрасли стали менее самодостаточными из-за того, что работают на плантациях роз, а не дома на своих участках, вся страна стала тоже менее самодостаточной. Когда США хочет пересмотреть торговые договоры с Эквадором, вокруг цветов всегда торг. «США говорят нам: Покупайте наши молоко и кукурузу без таможенных сборов. Если не согласны, то мы введём таможенный тариф на ваши цветы». «Наши цветы держат нас в заложниках. Так что мы покупаем ваши молоко и кукурузу. А что же с нашими фермерами? Они ведь не производят уже молока и кукурузы. Теперь в еде мы зависим от США». «Работа трудна, рабочие контактируют с токсичными сельскохозяйственными химикалиями в обмен на низкие зарплаты».
Альтернатива — полное отсутствие цветочных ферм — ещё хуже. «Если вы поедете домой и купите калифорнийские розы», сообщил автору один фермер, «вы не поддерживаете американского работника, вы поддерживаете мексиканского работника, который работает вдали от семьи. Если вы покупаете эквадорские розы, вы позволяете эквадорской семье оставаться вместе».
Автор всегда интересовалась у цветоводов, какой у них любимый сорт роз, и им никогда не оказывался какой-нибудь необычный, броский сорт, типа «Cherry Brandy» цвета заката или красная роза с тонкими жёлтыми прожилками по имени «Hocus Pocus». Большинство предпочитало рабочих лошадок, обычные разновидности, что продаются из недели в неделю, сопротивляются вредителям и болезням и прекрасно переносят транспортировку.

З. Продажа
В качестве примера логистического маршрута цветка от оранжереи до ваших рук в цветочном магазине автор предложила проследить этот путь вместе с розой сорта Лимбо. Этот фрагмент я перевёл целиком и выложил тут. выложил чуть ранее.

И кстати, профессионалы предупреждают: если вы когда-либо забавлялись с мыслью принять ванну с лепестками роз, не делайте этого ни в коем случае. Химикаты, в которые макают розы перед транспортировкой, крайне опасны.

В школах Голландии и Швейцарии детям рассказывают о Максе Хавелааре. Когда же ввели торговую марку Макс Хавелаар, все уже понимали, о чём речь. Теперь, когда джентльмен заходит в магазин в Швейцарии и видит розы с и без знака Макса Хавелаара, он немедленно выбирает ту, что со значком и платит за неё больше. Потому что он знает, что это обозначает. В Великобритании похожая ситуация с Fairtrade Foundation (Фонд Справедливой Торговли) – покупатели Соединённого Королевства уже знакомы с приобретением кофе, вина, шоколада и прочих продуктов с маркировкой Fairtrade.

Германия лидирует в мировом импорте цветов. Она импортирует срезанных цветов и листьев на сумму свыше миллиарда долларов, а США занимает вторую строчку с тремя четвертями миллиарда (в оптовых ценах). Однако импорт не всё: если принять в расчет цветы, выращенные дома, и разницу между ввозными и розничными ценами, в общем цветочный ритейл в США почти вдвое больше немецкого. Также важно отметить, что страны с наивысшим потреблением цветов на душу населения также имеют самые известные сертификационные программы. Швейцарцы с запасом обходят всех остальных, тратя более ста долларов каждый на цветы в год, а Нидерланды, Германия и Великобритания от сорока до шестидесяти на человека. Вообще книга переполнена любопытной статистикой.

Различные вкусы и, следовательно, различные рынки. Знаменитый премиальный сорт « Red Intuition » в США бы просто не продался. Эта роза имеет очень длинный стебель, что непривычно для американцев. Но есть места, где этим растениям рады. Например, около 30% цветов с фермы эквадорца Невадо уходят в Россию, а почти все остальные – в Европу. В США, как позже выяснила автор, никто бы понятия не имел что с такими цветами делать

В 1840 Жюль Лашом (Jules Lachaume) открыл свой знаменитый цветочный магазин в Париже; он до сих пор открыт по адресу 10, rue Royale и является самым эксклюзивным парижским флористом. Считается, что он был первым флористом в современном смысле слова, и он опубликовал первую современную книгу о составлении букетов Les Fleurs Naturelles в 1847. А в викторианской Англии (XIX век) существовал особый цветочный код, на котором при помощи прекрасных растений безмолвно общались и посылали друг другу сигналы дамы и кавалеры – «Скажи это цветком».

Об истории и современном состоянии цветочной розницы также интересно и динамично рассказывается. Неожиданностью лично для меня стала огромная роль, играемая Мартой Стюарт в деле популяризации тех или иных цветов и их сортов, а также инноваций с сочетаниями и даже способами применения (например, использование одних бутонов роз без стеблей стало заметным именно с её подачи). Огромная медийная империя Марты Стюарт может вознести какой-то сорт к звёздам или наоборот серьёзно поспособствовать выходу из моды/употребления. Всё внимание флористов приковано к журналу Martha Stewart Weddings, особенно к его обложке. Появление там – это путёвка в жизнь для растения и денежный дождь для селекционера.
Интересна история выживания и стратегии магазинчика на знаменитой манхэттенской Пятой авеню, расположенного между DeBeers и дорогим итальянским бутиком. С другой стороны можно почитать и о попытках создать гигантские веб-сайты и сети розничных магазинов, торгующих цветами.

День Св. Валентина – самый сложный день в году, который выпадает цветочному магазину. За него продаётся ТРЕТЬ всех продаж срезанных цветов. Мы весьма предсказуемы 14 февраля. Почти треть взрослых американцев купят растение или цветок на День Валентина. Почти половина этих людей хотят розы, в основном, красные. Две трети заказов поступят от мужчин, из которых 80% будут покупать их жёнам или другим близким людям. Ещё 8% отправятся матерям и дочерям; оставшиеся 12% — друзьям или «прочим». Женщины более склонны покупать цветы самим себе или своим матерям на Св. Валентина, но некоторые — около 18% покупателей-женщин — отправляют цветы мужьям и любовникам.

Возможно даже предугадать, как повлияет календарь на продажи флористов. Если День Валентина выпадет на среду или четверг – им повезло. Продажи возрастают, если праздник выпадает на середину недели, когда люди на работе и отправка цветов одновременно легка, а получение реакции от коллег высоковероятно. Цифры снижаются к концу недели, и если праздник выпадает на субботу или воскресенье продажи почти наверняка будут ничтожны. Люди считают, что цветочные закрыты на выходных, особенно по воскресеньям, и вообще они не уверены, окажутся ли они дома, чтобы получить заказ.
Имя Марты Стюарт постоянно всплывает, потому что её подход к дизайну пронёсся сквозь цветочный бизнес, как локомотив. Она сделала циннии вновь популярными. Она срезала отдельные цветки морозника, поместила их в рюмки и назвала всё это центром композиции. Она также лишила головы пионы с длинным стеблем и розы, чтобы напихать их в плоские вазы, она поместила короткоствольные анютины глазки и душистый горошек в бокалы для шампанского, сделав их высокими и элегантными. Она создала ажиотаж вокруг цветов цвета шартрёз и вокруг монохромных букетов. Она заставила людей требовать у своих флористов декоративных амарантов и цветков лука. Она отправила гипсофилу и многоножку Скулера в изгнание, а затем позволила им вернуться, лишь найдя им новое и неожиданное использование.

Не обходит Эми Стюарт вниманием и такой аспект выживания флористов как тесное сотрудничество с похоронным бизнесом. Статьи в профессиональных журналах ещё в 1902 году утверждали, что похороны – «становой хребет» бизнеса, и что без них многим придётся закрывать лавочку. Поскольку цветы так плотно связаны с основными жизненными ритуалами — свадьбы, похороны, рождения — то меняющиеся ритуалы изменяют и цветочный бизнес. Ранее вне зависимости от того, что происходило с экономикой, торговля цветами шла довольно бойко. Почему? Потому что люди по-прежнему умирали и по-прежнему болели.
Но не всё так гладко. У цветов появились конкуренты в борьбе за статус лучшего подарка. Производители шоколада и некоторых других продуктов пытались высмеивать цветы, как старомодный и несовременный подарок. Однако цветочники дали яростный судебный отпор негативной рекламе конкурентов, и те её снимали по решению суда. В этой войне, случалось, переусердствовали и цветочники. Массу негатива вызвала реклама букетов с девизом «Насколько сильно она разъярена?», где степень негодования предполагаемой дамы измеряется размером букетика, способного потушить буйство стихии. Представители общественности сказали, что такой взгляд на конфликт в отношениях неконструктивен, ибо не разрешает глубинных причин породивших его, а просто заметает всё под ковёр, попутно выставляя женщину глупым капризным ребёнком.
***
В заключении 5 советов по продлению жизни купленных цветов, которыми производители и транспортировщики цветов поделились с Эми Стюарт:

• Розам и прочим крепким цветам можно вернуть свежесть, поместив весь цветок вместе со стеблем в холодную воду. Один эксперт по розам говорит, что три часа в ванне дарят два дополнительных дня жизни в вазе.

• Прежде, чем поместить цветок в вазу убедитесь, что она чиста и наполнена водой. Используйте острый ножницы/нож, чтобы удалить все листья, что останутся под водой, затем подрежьте стебель и немедленно поместите в воду.

• Продаваемая подкормка для цветов действительно продлевает жизнь цветка в вазе. Её можно много где купить, но если не нашлось, то используйте щепотку сахара и каплю отбеливающего вещества (если у вас имеется, то можно использовать щепотку размельчённой Viagra, — дорогое, но эффективное средство, которое поможет продлить стояние в вазе, помогая расширить сосуды, проводящие вводу вверх по стеблю по тому же принципу, что и…ну, не будем об этом).

• Держите цветы в прохладном месте вне попадания прямых солнечных лучей. В сухом климате сбрызгивание цветов водой может продлить их жизнь.

• Меняйте воду и подрезайте стебли каждые несколько дней. В смешанных букетах убирайте любой цветок, что начал увидать раньше других; по мере увядания они испускают этилен, что заставляет другие цветы тоже жухнуть.
Больше нонфикшна на канале KNIGSOVET в Telegram
Made on
Tilda