Книжный баттл
Чей нонфикшн круче: наш или их? Сравниваем две книги на одну и ту же тему
В прошлом году, обнаружив книгу А. Пиперски (тогда еще не лауреата премии «Просветитель») про искусственные языки, я заикнулся было о баттле – сравнении его работы и иностранных, написанных на ту же тему, благо таких, как мне казалось, было целых две. Прочитав все, я понял, что абсолютно все три хороши, и хотя каждая про создание искуственных языков, все они тем не менее про разные аспекты, и каждую было интересно прочесть. Баттл не удался.

Этой осенью наш интересный соотечественник Кирилл Бабаев написал не менее интересный труд, привлекший меня одновременно и трендовостью, и оригинальностью – история чего-то в n-ном количестве чего-то. Тренд задал Н. Макгрегор из Британского музея, написав в 2010 г. отличную «A History of the World in 100 Objects». С тех пор вариации на тему стали появляться с завидной регулярностью, и надо сказать, почти все они радовали приличным уровнем подборок, будь то история США или Средних веков. Кирилл же сделал заход с другого фланга, сосредоточившись на документах, нежели на предметах (хотя и физические объекты в его книге-списке тоже фигурируют). Прочитал я его «Историю человечества в великих документах» с большим удовольствием и даже порекомендовал читателям Forbes Россия.
Но буквально сразу по прочтении я наткнулся в своей библиотеке на почти идентичную книгу – «100 Documents That Changed the World: From the Magna Carta to Wikileaks» Скотта Кристиансона. В голове зародилась идея нового баттла, и я принялся читать книгу американца и перечитывать работу Кирилла. Американская книга вышла за три года до российской, и, очевидно, не прошла мимо Бабаева, и даже, как мне кажется, заметно на его проект повлияла. «Исследовательская поляна» идентичная, количественно списки равны – баттлу быть! Это не художка, в столь ограниченном условиями «ринге» можно точно будет определить, можем ли мы соперничать с западными авторами.
В творческой деятельности следование по проторенной дорожке далеко не всегда удачный рецепт. Англоязычную книгу Кристиансона (далее Криса) у нас, я уверен, прочитала лишь горсть народа, если вообще не я один, но Кирилл, похоже, ознакомился с ней досконально. Еще бы, необходимо было «отстроиться» от первопроходца, не потеряв в качестве и сути. Именно этим, считаю, и продиктован выбор 99 книг у Бабаева, а не ровно ста или другого круглого числа, как канонически повелось с 2010. Бабаев изящно объяснил это тем, что надеется, что сотый документ или сейчас пишется, или его сможет внести в копилку мировой истории один из читателей книги. Браво. Но понятно, что возьми он цифру 100, сходство с ранней книгой стало бы некомфортным.

В разговоре со мной он сказал, что западная книга чересчур ориентирована на гм, западные документы. Однако видно, что в нескольких случаях он опирался на работу американца в поисках эквивалента. Иногда он подыскивал альтернативу или дополняющий документ, к тому, что описывался в «100 Documents», явно не желая повторяться. Думаю, желание несколько дистанцироваться подтолкнуло Кирилла и ко включению большего числа «небумажных» документов. Но давайте начнем с общего обзора: количества совпадений и местнорелевантных документов – у Криса американо-английских, у Бабаева – русских.

По 27 пунктам из будем считать ста «комбатанты» сошлись во мнении. Попадание сразу в оба списка, пожалуй, делает эти документы достойными того, чтобы их здесь поименно перечислить:
1. Книга Перемен

2. Законы Хаммурапи

3. Иллиада/Одиссея Гомера

4. Искусство войны Сун Цзы

5. Махабхарата

6. Государство Платона

7. Коран

8. Великая Хартия Вольностей

9. Отчет Колумба

10. Путешествие Магеллана (отчет)

11. Григорианский календарь

12. Соглашение на «Мэйфлауэре»

13. Труды И. Ньютона

14. Богатство народов А. Смита

15. Покупка Луизианы США

16. Розеттский камень

17. (Первая) фотография

18. О происхождении видов Ч. Дарвина

19. Манифест коммунистической партии К. Маркса

20. 14 пунктов В. Вильсона

21. Пакт Молтова-Риббентропа

22. Капитуляция нацистской Германии

23. План Маршалла

24. Открытие структуры ДНК

25. Цитатник Мао («красная книжечка»)

26. Создание веб-страницы

27. Wikileaks
Пожалуй, с этими документами, далеко не всеми упомянутыми в учебниках истории, действительно стоит поближе познакомиться, раз сразу и «восточный», и западный эксперты их особо выделили. Ну или хотя бы прочесть статьи о них у любого из двух :)
31 документ относится в значительной мере к англо-американским делам, не считая вошедших в списки общих документов выше. 12 безусловно представляют российскую историю у Бабаева. Впрочем, насколько миссии Гагарина и Аполлона-11 можно считать принадлежащими лишь истории стран их запустивших, конено, обсуждаемо, но я их в своем подсчете развел. Таким образом можно согласиться с Кириллом о некоторой англо-саксоноцентричности Криса. Сам он сделал куда более репрезентативную выборку. Перекос в местную фактуру снижает международную привлекательность и релевантность «100 Documents». Не скажу, что вы много потеряете, не познакомившись с теми локальными документами американца, но русские у Кирилла прочитать непременно надо, тем более, что многие из них не особо на слуху. Да и сочная выжимка из «Домостроя» дорогого стоит. Если же надо выбрать лишь одну статью, то это несомненно про документ №79 (Постановление ЦИК СССР от 01.12.1934).
Тут необходимо сделать отступление о природе нарратива обоих авторов. Крис, как выяснилось, многостаночник жанра – это не первая его подобная книга за последнее время. У меня в библиотеке есть интригующая «100 Diagrams That Changed the World: From the Earliest Cave Paintings to the Innovation of the iPod», о которой я тоже как-нибудь расскажу. А в этом октябре у него вышла аж «100 Books that Changed the World». «100 documents» весьма тонка – 224 стр. всего. У Кирилла 414. Таким образом, у Криса выходит по страничке на вопрос – это, считай, энциклопедическая справка со всеми вытекающими. И надо понимать, что обе книги еще и обильно проиллюстрированы – надо же хотя бы сам обсуждаемый документ показать. У Кирилла и текста больше (и дело не только в том, что русские предложения длиннее), и иллюстративного материала, включая схемы, больше, и, что самое главное, цитат хорошо подобранных больше.

Вернее, самое-то главное это именно нарратив: у американца это справка, у Кирилла же постоянно прорывается личное отношение к документу, людям его составившим и/или от него приобретшим/потерявшим. Когда же читаешь статьи, относящиеся к российской истории, то с помощью Бабаева видишь, что эти ветхие листки в той или иной мере продолжают витать в сферах отечественного коллективного бессознательного. А иногда и сознательного. Да, в общем-то и международным, и англоязычным документам Кирилл часто дает личную оценку, что на мой вкус делает книгу богаче и заставляет если не согласиться с автором, то хотя бы обзавестись собственным мнением по вопросу. Книги могли бы пересечься и в акте о продажи Аляски, его Кирилл, не включил его, посчитав сделку малозначимой для судеб мира и России. Наверное, он прав, а вот сделки с Луизианой оба автора осветили. Теперь давайте обратим внимание на некоторые нюансы в обеих книгах.
Первое, что бросилось мне в глаза и преследовало на протяжении всей книги это различие в датировке документов. Обычный читатель может на это и внимания не обратил бы, но в ходе сравнения это стало заметным. Я не являюсь профессиональным историком, поэтому доказывать кто прав, а кто нет не стану. Ладно два года различия в дате публикации цитатника Мао или, окей, даже пара столетий до н.э. в появлении Махабхараты, но 2800 г. до н.э. у Криса и ок. 700 г. до н.э. у Кирилла в вопросе появления Книги Перемен – это конечно две большие разницы.

Говоря о седой древности и точности – смертную казнь в кодексе Хаммурапи Кирилл нашел более чем в 30 статьях, а Крис в 28. Интересна и интерпретация ими положений свода законов. Кирилл обычно тонко подмечает значение того или иного документа для современного общества вообще и для гражданских свобод в частности. Здесь он обратил внимание на то, что царьне признавал собственности на землю, и уже греки, решив это вопрос юридически, заложили первый кирпич в фундамент западного капитализма. Любопытная мысль. Крис же указал на такие два факта, которые я скорее ожидал бы быть увиденными Кириллом: «согласно одному из статутов, судья, вынесший неверное решение, подлежит штрафу и отстранению от должности. Другие статуты демонстрируют самый ранний известный пример принципа презумпции невиновности - оберега, появившегося в западных правовых кодексах гораздо позже.»
Цитаты у американца хоть и не столь обильны, но тоже имеются, а одну оба К. повторили слово в слово. Речь о реакции Б. Франклина на введение григорианского календаря в будущих США: «Какая поблажка для тех, кто любит лечь на подушку второго числа и не просыпаться до утра четырнадцатого!»
У обоих есть Искусство войны, но Крис включил еще и Искусство любви – Камасутру ;)

Еще у меня возникли вопросы о значении отдельных документов для «изменения» мира. Так, я убежден, что дневники Леонардо Да Винчи Криса – дань моде, влияние их незначительно, особенно в сравнении с остальными документами книги. То же самое с Херефордской картой мира начала XIV в. Ну, хоть убейте, но это локального интереса артефакт. Кирилл откликнулся Каталонским атласом конца того же века, и это уже большая разница – вполне можно допустить, что его создатели поспособствовали старту эпохи Великих географических открытий. Вообще такой «подбор», выражаясь по-баскетбольному, не совсем релевантных по примеру, но уместных по сути документов отчетливо заметен у Кирилла. Возможно, он и до знакомства с книгой Криса понимал значение географических карт и т.п., но в любом случае, он часто подбирал более весомые в глобальном смысле примеры, причем не отстаящие далеко друг от друга во времени. Также Кирилл уловил и развил тему газет. У Криса речь идет о первой английской газете, Бабаев же рассмотрел это СМИ более широко и в общемировом контексте. Впрочем, вот телеграмму Кирилл, в отличие от коллеги вниманием обошел, но сошелся с ним в важности первой фотографии.
Заставка Google в честь 224-летия Луи Дагера, одного из создателей фотографии
Иногда это не подбор, а такая перекличка, вариация на тему. Библия Гутенберга Криса против майнцской индульгенции Кирилла в роли иллюстрации начала книгопечатания и трагических последствий, Германию скоро постигших, наглядно описанных в статьях о Вормсском эдикте у Криса vs. Буллы «Восстань, Господи!» (1520 г.) у Кирилла. Иногда документы отстаят от друга прилично во времени, но характер эффекта от них где-то сходный. То самое советское Постановление ЦИК о преследовании отделяют от буллы Папы Римского Ad Extirpanda почти 700 лет. И хотя оба документа несколько отделены хронологически от последовавшими за ними драматическими событиями – Большим Террором в сталинском СССР и созданием Инквизиции, без них они бы не случились.

Говоря об эффектах начала книгопечатания, упомяну ранее известный мне первый нотопечатный сборник Оттавиано Петруччи «Одекатон», рассматриваемый Крисом.

Прочими перекличками можно считать документы об освобождении рабов и крепостных, о наделении граждан правами (Декларация прав человека и гражданина – Кирилл vs. Всеобщая декларация прав человека – Крис), капитуляции нацистской Германии во Второй мировой, (случившиеся дважды) и некоторые другие. Кстати, иногда цепочка статей о документах у авторов полностью совпадает. Помимо нахождения более релевантных, более соответствующих духу описываемого явления/события документов, Кирилл, случается, и конкретизирует. Так, если у Криса есть статья о Работах Ньютона, то Кирилл приводит его конкретные «Математические начала».
Элеонора Рузвельт с испанской версией декларации прав человека.
Особенно приятно, когда на интересную находку американца россиянин отвечает не менее любопытной. «Кратчайшая реляция о разрушении Индий» Б. Де лас Касаса, благодаря которой его называют одним из отцов-основателей движения за всеобщие права человека у Криса. Прообраз Евросоюза (или даже ООН) у средневекового чешского короля Иржи из Подебрад у Кирилла. На документ, болью отдающийся в современности, – Соглашение Сайкса-Пико от 1916 г., россиянин ответил другим подобным, благодаря которому произвольные границы, прочерченные колонизаторами, породили непрекращающиеся конфликты: Генеральный Акт Берлинской конференции 1885 г..

И все же о релеватности в деле «documents that changed the world» у Криса. Телеграммы с тонущего «Титаника» – вот как они изменили мир? Катастрофа сама да, но эти бумажки – нет. Видимо, тут мы наблюдаем авторскую хитрость-передергивание. Такое случается, когда надо набрать нужное большое количество чего-то. А если подходить строже, то открытие гробницы Тутанхамона и строительство Эмпайр стейт билдинг – что это за документы? Это на самом деле события, но не документы. Да и вообще для интереса к Др. Египту, например, куда больше сделала расшифровка Розеттского камня, которой оба посветили по статье. Но про моду на Др.Египет, т.е. более далеко идущие последствия собственно расшифровки, пишет лишь Кирилл.
Хорошей иллюстрацией того, как одинаково интересно можно двумя разными способами преподать один и тот же документ служит статья об открытии ДНК. У Кирилла она построена вокруг статьи в Nature, где было опубликовано известие об открытии. У Криса получилось более сентиментально – о своей догадке Ф. Крик написал своему сынишке в письме, строго-настрого наказав хранить молчание. Недавно это письмо было продано на аукционе, став самым дорогим из проданных писем в истории ($5.3млн.). В то же время история собственно лихорадочных поисков структуры ДНК интереснее у Кирилла. Зато американец упомянул нашего Николая Кольцова, еще ок. 1927 г. предположившего, что наследственность может передаваться «гигантской наследственной молекулой", состоящей из двух зеркальных нитей, которые воспроизводились бы полуконсервативным способом, используя каждую нить в качестве шаблона.» Редко такого признания дождешься оттуда, а я так о Кольцове вообще впервые из этой книги узнал.


Больше места и более значительный «пропуск» темы через себя в итоге позволяют Кириллу в полной мере «отработать» каждый документ, выдавая по каждому не справку, но блестяще написанное эссе. В итоге про Wikileaks у него глубже и пронзительнее, План Маршалла разобран именно с той долей цинизма, а 14 пунктов Вильсона идеализма которые необходимы; в Постановлении ЦИК – почти манифест или Символ веры.
У Кирилла я раздражающих опечаток не нашел (вопросы датировки документов вне моей компетенции), но пара таких у Криса немного расстроили. Концлагерь Bergen-Belsen, где погибла Анна Франк у него Belsen-Belsen. Как-то небрежность вот именно в таких моментах задевает особо. А статья про роман «Война и мир» сопровождается фото Льва Николаевича с человеком, называемым Чеховым. Однако, на фото не А.П.

В общем своё резюме я уже, по сути, сделал выше. С точки зрения читателя мне больше понравилась отечественная книга, но, возможно, авторы преследовали разные цели. Когда я впервые взял книгу Бабаева, я очень порадовался за «Эксмо» и всех нас, думая, что теперь у нас появился достойный экспортный «продукт» для иноязычных книжных рынков, для англоязычных даже! Увы, при наличии столь близкого по названию и смыслу соперника, продвинуть «Великие документы» в США или Англии вряд ли представляется возможным, даже если вырезать оттуда касающиеся лишь нашей истории статьи. Но, возможно, открыт путь в неанглоязычные страны. Там, как я вижу, книгу Кристиансона еще не издавали, а добавить дюжину важных универсальных документов взамен русских Кирилл, я уверен, легко сможет. В таких списках самое сложное – именно отбрасывать, ужиматься )

Формат «книжного баттла» мне понравился, и я уже наметил пару других. Так что stay tuned, что называется ;)
Больше нонфикшна на канале KNIGSOVET в Telegram
Made on
Tilda